Зорикто Доржиев: «Вятская — самая большая выставка в моей жизни!»

Зорикто Доржиев: «Вятская — самая большая выставка в моей жизни!»

10.06.2023 13:09:06 1897 0
Один из лидеров российского искусства Зорикто Доржиев (1976 г.р., Улан-Уде) — крайне многосторонняя творческая личность. Помимо живописи и графики, занимается скульптурой, арт-объектами, ювелирным дизайном, рок-музицированием, кино… Бесспорно, главное, в чём мастер утвердился основательно — станковое искусство: живопись, графика, скульптура. Именно здесь Зорикто Бальжинимаевич создал себе имя.

Добившись международной известности, Доржиев не смог бы того сделать без рефлексии общих контекстов развития современного искусства. И несомненно, без чёткого видения проблематики национальной идентичности.

Таким образом, зритель въяве лицезрит три типологии художественной оптики Zoriktó: апперцептивная включённость в текущую жизнь, в естественную среду обитания; встроенность в историко-этнографическую, литературную палитру своего этноса, народа; третье – плотное взаимодействие с поп-артом. Неким «массолитом» в кавычках.

Итак…

Целых три месяца, с 9 июня по 10 сентября 2023 г., в кировском музее Васнецовых будет работать выставка под названием «Новая степь»6+ выдающегося современного российского художника Зорикто́ Доржиева (Zorikto). Где представлена живопись, графика, скульптура и медиа-арт 2006-2023 гг.

siSK23cDniI.jpg

К слову, экспозиция мирового уровня, по признанию галериста Константина Ханхалаева, при участии вятского доронического агломерата готовилась более года. Таковы формальности. Яркий элемент выставки встречает зрителя уже на входе – в виде приличного размера светодиодного экрана, демонстрирующего медиа-арт художника. А  завершающим пунктом маршрута по "Новой степи" станет пространство с большим панорамным экраном. Здесь посетители увидят фильм о творчестве, жизни и нетривиальном художественническом быте Зорикто, масштабные "ожившие" картины по мотивам его живописных полотен и эксперименты художника с иммерсивным digital-артом. [Медиазал — подарок Вятскому художественному музею к 650-летию города Кирова от агропромышленного холдинга «Дороничи».]

8Wmb5UxdgLo.jpgrPuWPG4TdXg.jpg

mwaoXMsK-z0.jpg

Пресс-конференцию 8 июня начал основатель и владелец Константин Ханхалаев, которого представила публике директор музея Анна Шакина.

К.Ханхалаев: «Главное – это высочайший уровень коллекци кировского музея имени братьев Васнецовых, одного из самых лучших в стране. Вятчанам есть чем гордиться. Чудесный музей много делает, чтобы показать-представить всё разнообразие интеллектуальных богатств. Наша встреча с Кировом завязалась с тёплой дружбы с К.Гозманом, который горячо любит свой родной край. И сам областной центр, и его агропромышленный комплекс "Дороничи", а также группа компаний «Железно» просто поразили нас чутким отношением к искусству ещё с первого нашего приезда – зимой. Они нам оказали мощную поддержку, это очень здорово! Для художественного искусства это великая вещь. Анна Владимировна – директор музея – тонкий, прекрасный человек, учёный-искусствовед».

Далее Анна Владимировна дала слово герою презентации – заслуженному художнику Бурятии Зорикто Доржи́еву. Во вступлении Зорикто отметил, на сегодняшний день вятская выставка – самая большая в его биографии. 

Зорикто: «Мы прониклись взаимной симпатией к г. Кирову, вятской земле. Очень плодотворно пообщались-поработали. Стены вашего музея продиктовали нам некие условия для создания той компиляции, которую вы сегодня можете лицезреть.

Так сложилось, что благодаря уникальному внутреннему пространству удалось соорудить экспозицию, по объёму, по количеству мест оказавшуюся самой солидной за всю нашу выставочную деятельность. Здесь поместилось порядка 80 с лишним произведений…»

БН: Больше, чем в Русском?

Зорикто: Больше, чем в Русском.  Больше, чем в Третьяковской галерее, чем на зарубежных выставках, арт-ярмарках и на биеннале в Венеции. Это для меня такой… Мало сказать, удивительный фактор. Это просто круто! Потому как готовя композицию, раскидывая планы, примерно рассчитывая объём, я поразился тому, что можно было не стесняясь вместить сюда всё, что хотел.  Всё прекрасно помещается. Не стесняясь, смог микшировать здесь произведения абсолютно разных периодов, разных стилей, направлений... Всё отменно уживается в стенах нашего — вашего! — музея. 

И ещё одно знаковое совпадение. Сегодня заканчивается Великорецкий Крестный ход. Обещали дождик... Как мне сказали, Крестный ход сопровождается обычно интереснейшими природными событиями. И — всё по расписанию. Отлично! 

СМИ: У вас есть опыт работы в кино. Какую часть занимает кинематограф в творчестве? Как относитесь к данному виду деятельности?

Зорикто: Совершенно поверхностно. Тут такое дело… Труд художника сродни писательскому. Сродни композиторскому. Где человек полностью ответственен за свой продукт. 

В кино же происходит совсем наоборот. Вернее, не совсем наоборот, а всё намного сложнее. Конечный продукт кинопроизведения – синергия в хорошем случае. Там множество авторов. И чрезвычайно ответственным, «крайним» автором является режиссёр. Тут для меня всегда есть момент борьбы и противостояния. Ты должен соответствовать канве фильма. Учитывать фактуру, сценарные задумки режиссёра. Для меня это непростой вопрос: привык отвечать за всё лично.

СМИ: Какая самая ранняя и самая поздняя работа?

Зорикто: Точно не вспомнить. Здесь и те и другие. От 2006-го — до 2022-го. Совсем уж свежие дозревают в мастерской. Здесь – проверенные временем. За которые уверен.

СМИ: Какая тема поздних работ?

Зорикто: Если вы немножко ознакомились с материалом, то это, вероятно, вещи разностилевые, разнохарактерные по технике, внутреннему посылу. И кстати, на сайте галереи всё зафиксировано. Что поможет упростить, скорректировать восприятие искусствоведам.

СМИ: Имеется ли любимый исторический персонаж?

Зорикто: Сложный вопрос. Дюма говорил: «История для меня это такой гвоздь, на который я вешаю свой сюжет».  Что там происходит и происходило на самом деле, меня совершенно не волнует. К истории этнографии, документализации отношусь достаточно отстранённо. Понимаю, бурятская культура незримо всегда будет присутствовать, как бы ни старался абстрагироваться, перейти в актуальные направления. Посему я, наверно, постесняюсь произнести, что люблю конкретно вот это! 

СМИ: Любимые персонажи?

Зорикто: Дети.

СМИ: Почему дети?

Зорикто: Я городской ребёнок с довольно счастливым детством. Общение с природой, животными, многое пришло от отца: любовь к малой родине. В дальнейшем заметил: те детские персонажи, те темы произвели некую образную подмену. Через своих детей я проецирую то убегающее с годами ощущение, какое бы мне хотелось видеть. Некий синтезированный образ меж мной и сыном…

То же самое девчачьи фигуры. Где-то взятые из памяти. А где-то писал непосредственно с дочери. Но не с натуры. С натуры я практически не писал после института. Это всё больше собирательно-фантазийное. 

dJ0hIuRCwrA.jpgIqg0DwtZrZU.jpg

b4GVHPt-_-c.jpg

БН: Вопрос Константину Ханхалаеву. Какие советы вы можете дать молодым начинающим художникам, скульпторам, вообще творческим людям? Что нужно для того, чтобы сегодня пробиться, добиться успеха? 

К.Ханхалаев: Нужно учиться, учиться и учиться… Нужно смотреть, нужно изучать-экспериментировать. Быть дисциплинированным, обязательным. И очень здорово, если есть хорошие амбиции! Если нету амбиций, то мало что может получиться. Ключевое – должны быть способности. Талант. Дисциплина, повторюсь. И трудоспособность. Это непреложные качества. Фундаментальные. Иначе ничего не выйдет.

БН: Вопрос Зорикто. Пишете ли мемуары и как относитесь сейчас к рок-музыке?

Зорикто: По возвращении домой – обязательно музицирую. Но как таковой рок-группы [которая была в молодости, – ред.] – уже нет. 

БН: А по литературным экзерсисам?

Зорикто: К слову о дисциплине… (Смеётся)

БН: Но в мыслях есть?

Зорикто: В мыслях есть всегда!

К.Ханхалаев: У нас есть книжка «ZorikBook». [2011. Дневниковые записки, 16+ – ред.]

Зорикто: Там представлен некий писательский опыт.

БН: Мы её искали. Почему не привезли в Киров?

К.Ханхалаев: Тираж кончился. Может, до окончания выставки представим переиздание «ZorikBook». В новой редакции.

А.Шакина, директор: Я напомню: закрытие 10 сентября. Так что приходите.

Зорикто: За это время ещё успею написать пару книжек (смеётся).

К.Ханхалаев: По ходу выставки будем ещё предлагать некие события.

БН: Какие, например?

К.Ханхалаев: Думаю, предложим новое издание «Zorik Book» – книгу художника. Также будет переизданный «Жестокий век». (Роман о Чингисхане И.Калашникова, иллюстрированный Зорикто, — ред.)
Нас давно об этом просят. Книга была моментально распродана в 2010-м. Встречались с довольно необычными вещами. Скажем, помощницы в офисе нашли «Жестокий век» на Авито с автографом Зорикто за 100 000 руб.

H3GFeDhfyac.jpg

СМИ: Вы вдохновляетесь традиционной культурой. Есть ли у вас точки соприкосновения с современной азиатской поп-культурой.

Зорикто: Было бы слишком однобоко и узко считать, что вся база вдохновения зиждется на бурятской традиционной культуре. Бурятия — буддийский регион. Здесь встречаются и буддийские мотивы. В какие-то моменты я делаю отсылки к другим религиозным культурам. Всегда открыт буквально всем современным веяниям. 

СМИ: В ваших работах есть аллюзии на других художников. Почему обратились к данной теме?

Зорикто: Хороший вопрос. Как сегодня заметила Анна Владимировна, школа истории искусств опирается на академическую базу европейского искусства в первую очередь. 
История мирового искусства – тот фундамент, на который я тоже не могу не опираться. Оттого все реверансы в сторону старых мастеров – своеобразная дань уважения. Понятно, здесь подхожу с изрядной долей стилизации, иронии-юмора. Но то отнюдь не насмешка – только громадное уважение. 

СМИ: Если бы вы были гидом, как бы провели публику?

Зорикто: Всё равно что спросить, какой ребёнок самый любимый. Всё всегда зависит от ситуации, темы сегодняшнего мироощущения. И не зря на центральный баннер поставлена картина «Джоконда-Хатун». Это — мой низкий поклон старым мастерам. Экскурсию я бы начал именно с Джоконды. Всех бы к ней подводил и начинал рассказывать. Одна из ранних вещей, 2007 года. Не задумывался тогда о направлениях — и как её написал. Но про неё можно многое фантазировать.
С годами выработалась такая стратегическая линия в общении со зрителем, прессой, — что как бы я не объяснял ту или иную вещь, как ни старался приоткрыть завесу авторской задумки, вариативных техник, ничего не воздействует на зрителя сильнее, чем его собственный багаж. Собственные размышления о взаимодействии с той или иной картиной. С какими мыслями вы будете созерцать, то и будет наверно самым сильным ощущением. И я никак его у вас не разрушу, не перенаправлю в другую сторону.

БН: Но это бурятская Джоконда или концептуально – азиатская?

Зорикто: Ну, пусть будет бурятская…

БН: Вы художник с мировым именем. Можно ли сказать, что в загранке вас знают больше, чем в России?

Зорикто: Раньше действительно было так. Сейчас не знаю. Мне сложно оценить объективно. В большей степени вопрос к галеристу, продюсеру.

Изначально у нас выстраивалась стратегия сотрудничества с Константином — на покорение мира! — не менее. Потому что отношения с Константином Казаковичем даже более интересны, чем собственно художество. Он был продюсером известнейших рок-групп «Чайф», «Наутилус Помпилиус», массы популярных музыкантов. 

[Константин Ханхалаев — «звёздный» меценат, продюсер, издатель, владелец московской Галереи «Ханхалаева». Крупная фигура в бурятском искусстве. При этом загадочная. Его имя связывают с именами скульптора Даши́ Намдакова, этнопевицы Бадма-Ханды Аюшеевой и др. ярчайших представителей художественного мира Бурятии и России, – ред.]

БН: И кто кого нашёл?

К.Ханхалаев: Галереи всегда ищут новые имена. Новых художников. Но в данном случае совпало. Мы начали работать с фильмом «Монгол» Бодрова-ст. в 2007 г. Главный художник – Даши Намдаков. И не было особо времени на посторонние эксперименты. Остро встал вопрос о помощнике. Я пригласил Доржиева. И Даши эскизам костюмов, которые нарисовал Зорикто: огромное войско Чингисхана, найманы, татары. С фильма всё и началось.

Зорикто: В момент рисовки фильма продолжал писать свои картины. Константин предложил тогда сотрудничество и как чисто с художником. Вот интересно... На тот момент закончил институт, вышел на вольные хлеба, делал первые шаги. Практически не попробовав себя на «свободе», сразу очутился в стенах Галереи. И через год мы уже ехали в Нью-Йорк.

БН: Тем не менее перспективу финансового вопроса вы тоже увидели, верно, Константин?

К.Ханхалаев: Слагаемых много. И естественно, дальше ты думаешь, как всё реализовать, как  продать. Возникает слово «продажи»… (Засмущался)
Вот например, один из моих друзей, академик, воскликнул: мол, нельзя продавать картины такого-то художника. Дескать, он — уникален!
Но я считаю — если ты не продаёшь, не происходит движения. А просто застывшая коллекция, — конечно, тоже здорово. Но на сам деле — любая информация должна разлетаться в Эфире.

БН: Но коммерческую жилку вы у него почувствовали?

К.Ханхалаев: Коммерческая жилка должна быть у меня, не у него. Художник не должен думать о продажах, деньгах. Именно эту часть обязан осуществлять продюсер.

В конце пресс-конференции Константин отметил, что вятская журналистская встреча была самой интересной, насыщенной из всех, в которых они с Зорикто участвовали до сих пор.



По выходе с выставки публика могла приобрести буклеты и каталоги с картинами Зорикто (от 500 рублей до 5 000 рублей), также модный мерч с принтами по мотивам картин: толстовки (около 15000 рублей), шёлковые шарфы, платки (5-7 тысяч рублей). Вплоть до носков… Ведь любое искусство, любое самобытное творчество расцветает именно тогда, когда чувствует поддержку со стороны почитателей-друзей, бизнеса, меценатов, чем Россия извека славилась.


Игорь Фунт.


VK TW
оставить комментарий
Спасибо за комментарий! Он будет опубликован после модерации
Текст сообщения
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений
 


Также читайте