Сделано руками

Елена Кувшинова, руководитель ремесленного предприятия «Азимут» считает, что сферу НХП нужно выделить в особый разряд и начислять налоги по-другому. 

19.07.2015  1649

Елена Кувшинова.

Они всегда были между искусством и бизнесом. И если первое их к себе не принимало, то второй сполна наделял своими требованиями. Елена Кувшинова, руководитель ремесленного предприятия «Азимут» считает, что сферу НХП нужно выделить в особый разряд и начислять налоги по-другому. Тогда она расцветет.
 
В чепецких традициях
Кирово-Чепецк — молодой город, почему именно там возникло ваше предприятие, связанное с традиционным промыслом?
— Город Кирово-Чепецк, на самом деле, является местом традиционного бытования лозоплетения. В 17-18 веке для жителей поселения Усть-Чепца, а также близлежащих сел и деревень это был обычный крестьянский промысел. Традиции эти зародило обилие исходного сырья и необходимость его использования в повседневной жизни. В разное время на территории нашего города работали достаточно сильные предприятия: компания «Абрис», которая делала роскошную мебель и выставляла ее даже  за рубежом, фабрика «Игрушка», которая тоже занималась плетением изделий из лозы. Сложилась своеобразная школа: сейчас в городе работает целая плеяда мастеров и можно говорить о собственных стилистических особенностях данного промысла. В соответствии с постановлением правительства Кировской области город Кирово-Чепецк и кирово-чепецкий район закреплены как место традиционного бытования этого промысла. Кроме того, у нашего города  на протяжении многих лет сохранялся монопрофильный тип экономики. Если говорить с юмором, то мы сами себе придумали занятие в отсутствии работы. В 1998 году я впервые зарегистрировала ИП, а в 2006 мы создали полноценное ООО «Азимут».
 
А как вы сами пришли к лозе — плели с детства?
— Нет, первым моим увлечением была деревообработка: в свое время я работала на ряде предприятий, в том числе в компании «Абрис». Пришла, увлеклась, осталась, и это выросло в дело всей жизни. Сейчас наш бизнес семейный – мой супруг является техническим директором нашей компании. Он талантливый инженер.
 
Куда делись те предприятия, о которых вы говорите и на которых сами работали?
— Они не пережили 1990-е годы. Там сошлось много экономических, управленческих причин, отчасти, может быть, политических. Таких, как они, по стране было много.
 
Ваше сегодняшнее предприятие насколько большое?
— Фактически оно располагается в границах трех производственных участков: два – непосредственно в самом Кирово-Чепецке, и один – в селе Полом. Сегодня ситуация у нас стабильная: если брать соотношение выпусков объема продукции и того коллектива, который необходимо содержать, то мы достигли некоего оптимального размера – мы достаточно крупные для того, чтобы выполнять серийные заказы (в том числе и тысячные объемы), поэтому работаем даже с рядом сетевых ритейлеров федерального значения. Что касается производственных площадей, то их мы арендуем. Администрация города Кирово-Чепецка  снизила для нас ставку арендной платы до минимальных размеров. Это и определило успех в развитии нашего бизнеса, потому что с рентабельностью 5-7% ни построить, ни выкупить практически ничего невозможно. Поэтому я не согласна с мнением, бытующим в предпринимательской среде, о том, что  бизнес никак не поддерживается. Я – живое воплощение того, что помощь есть. Если ты активен, работаешь легально, умеешь договариваться и помимо личных интересов имеешь определенную гражданскую позицию, ряд форм поддержки ты можешь использовать. Именно благодаря им мы добились того, что имеем сейчас. Нас, например, вывозили на зарубежные выставки: мы были в Швейцарии, Германии, Франции. Скажите, много ли предпринимателей могут позволить себе финансовое участие в таких мероприятиях?
 
Для меня является загадкой то, где вы берете сырье?
Частично заготавливаем сами. В тех местностях, где никогда не существовало предприятий по лозоплетению, люди и не представляют, что есть такой вид заработка, как сдача дикорастущего природного сырья. У нас большое количество заготовителей, которые работают по договорам: очень много рыбаков, охотников, садоводов, есть даже целые семейные подряды. Частично мы закупаем сырье в других областях, потому что вятский северный прут – незрелый и ломкий. Наше конкурентное преимущество состоит в том, что мы делаем все, начиная от игольницы, заканчивая креслами-качалками. Основные группы – торговое оборудование, подарочная упаковка, изделия для дома. Как сделать так, чтобы промысел был актуальным? Он должен быть составной частью предметной культуры общества: стоять на прилавках магазинов, использоваться в домашнем быту. Тогда традиция не умирает.
 
Как и в других отраслях, у вас много проблем с кадрами?
— В промыслах всегда говорят о проблеме кадров. Молодежь к нам, конечно, редко идет, потому что уровень оплаты труда довольно низок. Но давайте решим проблему со страховыми взносами, чтобы предприятия могли платить своим работникам высокую зарплату, и я вас уверяю — так как работа у нас интересная, перспективная и есть своеобразный социальный лифт — молодежь к нам в очередь выстроится. Вторая сторона вопроса — учебные заведения. Нам повезло — у нас есть ВятГУ, который имеет сильную кафедру по обработке художественных материалов, есть Кировский технологический колледж. Если говорить конкретно о лозоплетении, то, конечно, в нашей стране нет ни одного учебного заведения, которое бы готовило для нас специалистов. Поэтому мы учим их сами с помощью Учебного центра государственной службы занятости Кирово-Чепецка. 
Центральное ядро коллектива - мастера, работающие  с первых дней основания предприятия, а многие другие  сотрудники пришли именно по программе обучения. Текучки особенной нет — если человеку понравилось и у него все получилось, то он остается  надолго. Причем ситуации бывали разные. Приходили те, кто всегда любил рукодельничать, пробовали работать с лозой, а она им никак не поддавалась. А бывало, что человек ничего в жизни не делал руками, а у нас успешно осваивал профессию и получал потом за свои работы призовые места на федеральном уровне. Наша профессия порой раскрывает такие таланты, о которых человек и не подозревал.
 
Как называется ваша профессия?
— Изготовитель художественных изделий из лозы. Мне категорически не нравится, когда наших мастеров называют как-то по другому: я много лет потратила на восстановление престижа этой профессии в нашем городе и могу ответственно заявить, что наши сотрудники умеют делать руками то, что не умеет делать больше никто, они мастера, художники, люди уникального труда.
 
Победили Китай
Кажется, что в последнее время интерес ко всему народному, аутентичному растет. В сфере НХП это заметно?
Не сказала бы, что интерес к нам сильно вырос по сравнению с прошлыми годами: скорее он смещается с одного сегмента на другой. Так, еще недавно мы делали очень много корзин для домашних животных. Иной раз нам казалось, что уже у каждой кошки в нашей стране стоит такая корзина, но интерес к ним не снижался. Через какое-то время появилась мода на корпоративные подарки. Все это благодаря тому, что мы не воспринимаем промыслы как нечто архаичное. У нас, конечно, сохраняются все традиции изготовления, но методы декоративной выразительности подвержены модернизации. На предприятии, например, есть замечательные итальянские станки лазерной резки и гравировки, позволяющие работать в комбинированной технике, сочетать плетение с элементами столярной работы. На последней крупнейшей международной выставке «Росупак» мы имели очень большой успех при том, что там было всего две компании, которые работали в сегменте ручного труда.
 
А мне казалось, что количество мастеров, делающих что-то своими руками, увеличивается.
— Понимаете, количество мастеров-надомников, может быть, и растет и они, безусловно, талантливы. Но одно дело – произвести красивое изделие в единичном экземпляре, а совсем другое – наладить его сбыт, ритмичность поставок. Частные мастера делают авторские работы, но сделать это качественно, в срок и в достаточном объеме может далеко не каждый. Если под словом ремесло мы понимаем мелкое ручное производство изделий для личных нужд самого мастера или его заказчика, то способность серийно, типично и технологично выпускать в достаточном объеме такие изделия, сохраняя при этом  авторские разработки и стилевые особенности, мы называем уже производством  художественных промыслов.
 
Вы говорили, что на той выставке вы конкурировали по лозе только с Китаем и выигрывали его. Это так?
— Отчасти да, та фирма, которая являлась дистрибьютором китайских корзин в Россию, как выяснилось – наш заказчик.
 
То есть наши промыслы побеждают китайский массовый продукт?
— Такова, скорее, гримаса современной экономики, потому что когда произошел резкий скачок доллара и входная цена на товар стала меняться, да еще и не по разу в день, крупные компании вспомнили, что у нас есть российский производитель, который работает за рубли и по вполне адекватным ценам, сопоставимым качеству. Мы стали получать очень много заявок именно от тех компаний, которые традиционно работали с Китаем. Не то, чтобы мы выиграли от этого, но интереса к нам стало больше.
 
Когда может быть ощутима большая прибыль и большая рентабельность?
— Можно много говорить о наших проблемах. Но самое главное для нас сегодня то, что государство никак не выделяет промыслы по уровню ручного труда – мы платим страховые взносы на общих основаниях. В каждом рубле от продажи продукции 80 копеек составляют затраты на сырье, работу и налоги по фонду оплаты труда. Когда говорят, что у нас высокие налоги, это не совсем точная формулировка. Упрощенная система налогообложения доказала свою эффективность. Для предприятий производственной сферы  и для производителей НХП в особенности,  очень дорого  администрирование бизнеса по-совокупности различных видов сборов, платежей, затрат на выполнение огромного количества нормативно-правовых актов. Нет разграничения  ни по видам, ни по масштабу бизнеса; нет разницы, большой ли у тебя сталелитейный завод или мелкое кустарное производство. Да, нам предоставляются субсидии, но сколько бы денег ни закачивалось в народные промыслы, пока не будет устранена проблема со страховыми взносами на законодательном уровне, ни о каком развитии мы говорить не будем. Кроме того, я считаю, что субсидии – это лишь на определенном этапе развития благо, а потом – это дурная привычка. Надо менять законодательство так, чтобы мы были конкурентоспособны, чтобы без всяких субсидий мы трудились эффективно, расширялись, зарабатывали, трудоустраивали людей. Метод один - дифференцировать страховые платежи внебюджетного фонда по доле ручного труда, хотя бы оставив их на уровне 14%. Хорошо, что мы - мелкое предприятие. А возьмите ту же Хохлому – они берут миллионные кредиты, чтобы только заплатить эти взносы. Если сравнить нас с любым другим предприятием, имеющим механический труд и одинаковые с нами обороты, то у нас по сравнению с ним чистой прибыли остается на руках в десятки раз меньше. Именно поэтому, несмотря на государственную поддержку, народные промыслы ежегодно теряют количественно и качественно, многие находятся на грани исчезновения. Навсегда утрачена знаменитая вятская гармонь, не осталось ни одного предприятия на территории области, которое бы занималось серийно художественной обработкой соломки, печальный список можно продолжить. 
 
В прошлом году на ежегодном фестивале «Кладовая ремесел» выступал Павел Ануфриев и сказал, что будет стремиться к разрешению вопроса со страховыми взносами. Какие-то подвижки в этом направлении уже есть?
- К сожалению, пока ждать каких-то изменений не приходится. В свое время  Кирово-Чепецкий Союз предпринимателей выступал с инициативой, ездил на рабочие совещания в Госдуму, когда шло обсуждение концепции новой пенсионной реформы с тем, чтобы перераспределить нагрузку в принципе. Зарплата — это расходная статья, и не может один человек обеспечить пенсионное благополучие всех своих сотрудников. Если у нас солидарная система формирования будущих пенсионных накоплений, то мы считаем, что и сами граждане должны участвовать в этом процессе. Все, что связано с реализацией пенсионного законодательства является системообразующим фактором для экономики страны. Пенсионная реформа – это не тот случай, когда кто-то один может  сказать: «Я знаю, как это можно сделать». Простых решений здесь нет, есть очень противоречивый опыт разных стран.  На определенном этапе, когда шло обсуждение новой концепции пенсионной реформы, от власти требовалась политическая воля к принятию сложных решений и большие интеллектуальные усилия. А   общественным объединениям предпринимателей  необходимо было проявить единую позицию и предпринять серьезные  шаги для кардинального изменения пенсионного законодательства. Но этого не случилось, хотя у нас в Кировской области ситуация была благоприятная — было понимание власти (лоббировал  эту инициативу сенатор от Кировской области  Олег Александрович Казаковцев), и желание двигаться в этом направлении. Сейчас время упущено. Бюджет  пенсионного фонда сегодня - это священная корова, которую резать не дадут никому, такова политическая конъюктура. 
Когда эта инициатива не получила поддержки, были предприняты действия в другом направлении. 
Некоммерческое партнерство «Народные художественные  промыслы Вятки» при помощи тогда департамента,  а сейчас министерства развития предпринимательства и торговли  - инициировали вопросы о внесении изменений в справочник  ОКВЭД для целей государственной регистрации предприятий НХП  и снижения ставки страховых взносов на уровень платежей для сельхозпроизводителей и замораживания ее до 2020 года.
Инициатива по ОКВЭДам, пожалуй, единственная, имевшая продолжение. По нашим сведениям дифференциация будет произведена в новом справочнике, вступающем в силу с января 2016 года.
К слову сказать, Кировская область отличается от остальных регионов весьма серьезным уровнем поддержки предприятий  НХП, в тройке лидеров, Ярославская, Кировская и Нижегородская области. Народные промыслы Вятки стали своего рода визитной карточкой региона.
Много говорится о сохранении нашей идентичности – фраза шаблонная, но от этого она не перестает быть верной и актуальной. Большое счастье, что мы в России смогли сохранить производства ручного кустарного труда со своими самобытными художественно - стилевыми особенностями на основе глубоких национальных традиций. Европа сейчас таких  предприятий практически не имеет – там развитие  промыслов ушло в сторону декоративно-прикладного искусства,  а ремесленная деятельность осуществляется в рамках объединения частных мастеров в гильдии. Наши предприятия народных промыслов – полноценные субъекты малого и среднего предпринимательства, которые имеют вполне современную организацию производства, уникальные трудовые коллективы, способные к выпуску продукции ручной работы в промышленных объемах.
 
Восьмерка самых
Предприятий, работающих в НХП много? Между вами сильная конкуренция?
— Надо понимать, что не каждый, кто делает что-то руками, является производителем  НХП. Когда говорят о промыслах, надо четко понимать: есть предприятия НХП, а есть предприятия, которые работают в сфере НХП. Есть федеральный закон «О народных художественных промыслах России». И там четко прописаны критерии: предприятий, соответствующих им, у нас по России около 70. В нашем регионе таковых всего 8. Чтобы иметь это почетное звание, необходимо регулярно оценивать свою продукцию через систему художественно-экспертных советов: сначала на  областном уровне, а затем в  Министерстве промышленности и торговли России. Если свыше 50% в общем объеме выпуска продукции  составляют изделия, включенные в утвержденный перечень изделий признанного художественного достоинства, если при производстве данного вида продукции соблюден ряд специфических особенностей промысла и осуществление деятельности территориально совпадает с законодательно установленным местом традиционного бытования, тогда мы можем говорить, что оно является предприятием НХП.
 
А восемь — это много или мало?
— Конечно, мало. Вы вспомните, что в советские годы предприятия НХП были ведущими  поставщиками валюты в бюджет, их продукция продавалась за границу. Можно говорить о таких всемирно известных брендах как  Хохлома,  Жостово,  Гжель, и о наших вятских предприятиях, например «Нолинской фабрике матрешек»  (ей нынче 85лет). Это настоящие предприятия художественной промышленности, просто труд там ручной и требования к изделиям высочайшие.
 
Как формируется художественно-экспертный совет, о котором вы сказали, кто в него входит?
— Областной художественно-экспертный совет неоднороден по своему составу: в него входят искусствоведы, специалисты  которые хорошо знают историю разных видов промыслов, могут аргументировано судить о художественной ценности предмета с точки зрения народного искусства. Также в совете состоят действующие руководители предприятий НХП, те, кто воплощает промыслы практически,  профессионально владеет технологией и традицией. Мнения членов совета не всегда совпадают, но сочетание академической и прикладной точек зрения дают в достаточной степени объективный результат. Вообще такой подход  отражает синкретичность (неразделимость) двух основ промыслов: красоты и пользы.
 
Сейчас, например, как раз идет оживленная дискуссия  по поводу того, можно ли считать  произведения кировской художницы Галины Устиновой традиционным промыслом-вятской росписью.
– Точку в этом споре поставил художественно-экспертный совет, состоявшийся еще в апреле: Галина Устинова — прекрасный мастер, художник,  у нее замечательные работы в эклектичной технике авторской росписи, но называть ее вятской нельзя. Под термином «вятская роспись» мы подразумеваем совсем  другое. Есть конкретные музейные образцы  того, что называется вятской росписью - и им противоречить нельзя. Есть материальное наследие фабрик «Умелец» и «Идеал», которые  на протяжении многих десятков лет фиксировали это явление в  своих изделиях. И либо надо работать в этих традициях, либо называться по-другому. Понятны чувства художника. Понятны бизнес - интересы  «Галереи Прогресса»,  вложившей  средства в продвижение проекта «Вятская роспись. Возрождение». Тем не менее, подмена понятий очевидна. Промыслы -  очень тонкая, чувствительная сфера. Это народное достояние, принадлежащее нам всем. Попытки  одного юридического лица использовать его как личный  бренд, как минимум, неэтичны. А попытка зарегистрировать товарный знак на наименование промысла по прецедентному решению Федеральной антимонопольной службы является противозаконной.  Если говорить об истории вопроса, то у нас изначально  не было как таковой собственной  росписи. Занимались  наши  предки отхожими промыслами, перенимали мотивы западно-уральской, сибирской, отчасти северной росписей. Трансформировалось это все в очень своеобразную, самобытную вятскую кистевую роспись,  украшали которой внутреннее убранство дома и отдельные предметы. И если бы мы  в точности этой росписью стали декорировать современные предметы, продукт, скорее всего получился бы непродаваемым. Вятская роспись отчаянно нуждается в изучении и адаптации к культурному контексту сегодняшнего  дня. До тех пор, пока не накопится фактический предметный  материал, сделанный здесь и сейчас  руками  разных  мастеров и художников, пытаться получить некий приоритет на название «вятская роспись», нельзя.
 
А как вы в целом относитесь к деятельности «Галереи Прогресса», которая и продвигает этот вопрос с росписью?
—Уважительно. «Галерея Прогресса» - это  коллектив энтузиастов своего дела. Они по-настоящему любят его, болеют им. Есть люди-моторчики, которые все заводят и заставляют двигаться вокруг себя. Мне кажется, что руководители «Галереи» именно такие. За небольшой период времени они смогли создать знаковое для культурной жизни региона сообщество. Они — специалисты, знают свое дело, делают интересные выставки. И даже этот спорный вопрос вокруг вятской росписи нисколько не умаляет их заслуг.
 
Наверняка вы слышали и об интересных магазинах-матрешках, которые помогают по всей России продвигать наши промыслы.
- Тоже интересный и очень патриотичный проект. Когда говорят о сохранении и возрождении народных промыслов, всегда встает вопрос о том, кто и как этим должен заниматься. На самом деле собирать  экспонаты, описывать и сохранять должны учреждения культуры (музеи), а предприятия НХП должны заниматься актуализацией промыслов, делать их качественными, современными, востребованными. Тогда они будут жить. И ребята с матрешкой сделали то, что сегодня очень нужно — создали современное, но в то же время и с отсылкой к промыслам оборудование.
 
Елена, если бы не лоза, то что?
– Я много раз задавала себе вопрос «могла бы я заниматься чем-то другим» особенно в сложные времена, когда мы переживали кризисы. В итоге все равно  приходила к ответу, что нет. Если бы мотивация была исключительно денежная, то  конечно, стоило  бы заняться другим видом деятельности, более доходным, который не требовал бы такой самоотдачи. Промыслы - это очень специфический и тяжелый труд . Перспектива  здесь не столько в финансовых результатах, сколько в раскрытии и реализации личного творческого  потенциала человека. Кроме того, моя рекомендация всем, кто хочет рискнуть и открыть свое дело — надо создавать семейный бизнес. Это самая устойчивая конструкция. Это общие цели, это жизнь в едином ритме и одна на двоих гордость за хорошо сделанное дело.
 
Досье
Елена Львовна Кувшинова, директор предприятия «Азимут».
Дата и место рождения: 17 мая, 1972 год. Ставропольский край (вятские корни).
Образование: Кирово-Чепецкое профессиональное училище по специальности «лаборант химического анализа», среднее профессиональное образование  по дисциплине «бухгалтер промышленных и малых предприятий», ВятГУ «Информационные системы в экономике».
Карьера: главный бухгалтер в торговом предприятии, специалист коммерческого отдела на фабрике пластмассовых изделий, инженер отдела сбыта на мебельном производстве (МЦ-5), специалист по изготовлению художественных изделий ПКФ «Абрис», с 1998г - индивидуальный предприниматель, с 2006 г-руководитель ООО «Азимут».
Увлечения: книги, стихи, рукоделие.
Любимый писатель: величайший русский сочинитель — Антон Чехов.
Любимая музыка: Pink Floyd, рок, джаз.
Любимая кухня: простая еда: овощи, рыба, хороший чай.
Ваш девиз: Великое благо иметь то, чего желаешь; еще более великое благо ничего не желать, кроме того, что имеешь.
 
Опросник Марселя Пруста:
Есть ли способность, которой вам хотелось бы обладать? Да, способностью к изучению иностранных языков.
Есть ли реформа, которая вам кажется наиболее важной для нашей страны. Безусловный приоритет образованию и здравоохранению. Власть -это почетное бремя и моя личная утопия: чтобы было так.
Ваш любимый литературный герой: Дон Румата у братьев Стругацких.
Что бы вы сказали, окажись перед Богом: Помню. Каюсь. Приму.

назад


Читайте также:

13.04.2019    Интервью с Борисом Пестовым
Борис Пестов, генеральный директор фабрики художественных материалов «АртАвангард» (ранее она называлась «Художественные материалы»), в интервью газете «Бизнес Новости» рассказал о об организации безотходного производства и поделился мнением, почему использование мусора — это наше неизбежное будущее. (1)
07.10.2018    Ситуация «идеального шторма»
Интервью с Вячеславом Вакушиным, директором компании «Мехико».
01.10.2018    Алексей Кабашов
Можно и горы свернуть (1)
МЫ В СОЦСЕТЯХ


Комментарии пользователей >>
Внимание! Ваш IP-адрес фиксируется. Будьте предельно корректны, уважайте своих оппонентов и их точку зрения.
  • Ольга, 25.07.2015, 21:33
    Областной художественно-экспертный совет с обсуждением творчества Устиновой и ее "вятской" росписи,о котором говорит E.Кувшинова,состоялся не в апреле,а 25 февраля 2015 года.На совете Устиновой был задан вопрос:"Ездили ли Вы в экспедиции?",-на что Галина ответила,что не ездила.Так же Галина не была ни в фондах,ни в архивах Кировского краеведческого музея.Хотя Наталья Пышко на открытии выставок "Вятская роспись.Возрождение"в краеведческих музеях Кировской области всегда говорит,что Галина ездила в экспедиции и собирала материал по крупицам.Про экспедиции Устиновой Наталья Пышко говорила в музее города Вятские Поляны,и совсем недавно(выставка 15 мая-15 июня) -в краеведческом музее города Котельнич.Так же в интервью и на видео нам сообщают,что Галина зарисовывала свои языческие символы в фондах и архивах краеведческого музея,это тоже с ее слов.То есть понимают,что рисуют нетрадиционное,но прикрываются экспедициями и краеведческим музеем.Ну что ж...Как говорится:врать-не деньги брать!Видимо думают,что у нас никто ничего не понимает.Если бы их сенсация о возрождении была сделана в Антарктиде,где живут пингвины или в Гренландии ,тогда было бы легче-ведь пингвины действительно в росписи не понимают и не умеют разговаривать!Но сенсация о возрождении сделана там,где край народных промыслов,где все как на ладони и друг друга знают!Где сложилась история края,изменить которую невозможно-как бы этого не хотелось!Не получилось ввести людей в заблуждение!Не получилось!
    ответить
Пожалуйста введите символы, которые Вы видите на картинке.

Архив номеров

Свежий номер «Бизнес Новости»

"В ЖКХ не стоит гнаться за количеством"
"В ЖКХ не стоит гнаться за количеством"

Стимулировать жильцов к раздельному сбору мусора целесообразно за счет снижения тарифа. Так считает руководитель УК «Лепсе-Быт» Лариса Шмырова.

  163

"Не славы ради, а дела для"

Почему, зачем и как бизнес поддерживает проекты активистов? Участники очередного эфира "Разворота на бизнес" обсудили эти темы на примере проекта "Солнечная Люльченка".

  113

Налоговый узел

Два месяца назад об этом шептались, а сегодня в открытую заговорили о планах увеличить ставки по налогу на имущество для владельцев торговых и офисно-административных центров.

  134

Факультатив для оценки

В этом году в Кировской области заново провели определение кадастровой оценки очередного перечня недвижимости — объектов капитального строительства и земельных участков.

  112


В "Галерее Прогресса" проходит выставка художника Виктора Дорофеева "Созвездие красоты"

Она продлится до 1 октября.

  182