«Результаты голосования в Кирове – это ультимативное требование горожан решить накопившиеся проблемы» – интервью газеты
Фото к публикации: общественная палата Кировской области.

«Результаты голосования в Кирове – это ультимативное требование горожан решить накопившиеся проблемы» – интервью газеты

Анастасия Белова 26.09.2021 18:45:00 2460 0
Сигналы о возможных фейках, вбросах, подвозе избирателей, незаконной агитации... Всё это в течение трехдневного голосования массово стекалось в Центр общественного наблюдения. Такие институты в России заработали впервые. О том, что в эти дни происходило в ЦОН Кировской области, как наблюдение за выборным процессом выглядит изнутри, «Бизнес новостям» рассказал руководитель регионального общественного штаба, член Совета реготделения «Ассоциации юристов России» Насими Назаров. Он также поделился мнением, был ли на прошедших выборах включен административный ресурс, почему в Кирове высоки протестные настроения и ответил на заявления западных СМИ.

   БН: Насими Магамедович, что происходило в ЦОНе Кировской области в течение трех суток?

– Центр общественного наблюдения начал свою работу в 8-00 часов в первый день голосования, 17 сентября. Одномоментно в режиме реального времени на экраны выводились 32 УИКа. Также в нашем штабе находились 10 автоматизированных рабочих мест для желающих посмотреть ситуацию на конкретном УИКе и убедиться в прозрачности процедуры, в том, что около тысячи камер действительно установлены, и это не миф. Отдельно в штабе находился сектор для работы экспертов ассоциации «Независимый общественный мониторинг». Они в режиме реального времени получали сообщения наблюдателей от Общественной палаты (таких наблюдателей было около 2 тысяч) о ходе голосования на конкретных участках.

   ЦОН все три дня работал круглосуточно. Его посетили 72 человека: обычные граждане, представители политических партий, которые пользовались функцией видеоотмотки и могли снимать все это на телефон. Приходили проверить наши возможности представители органов власти – губернатор Игорь Васильев, сенатор Вячеслав Тимченко, глава города Елена Ковалёва, председатель Законодательного собрания области Геннадий Коновалов и многие другие. Все высоко оценили технологические возможности центра, убедились в работе системы видеоотмотки. К примеру, губернатору мы показали его голосование сутками ранее. Отдельно хотелось бы поблагодарить ректора ВятГУ Валентина Николаевича Пугача за предоставление такой открытой комфортной площадки, где одновременно могли работать несколько групп, приходить гости, не мешая друг другу.

   БН: Сколько звонков поступило на «горячую линию», которая начала работать задолго до старта голосования?

– 61 обращение. В основном граждане спрашивали, как получить открепительное удостоверение и за каким УИКом они закреплены. Задавали вопросы правового характера, к примеру, почему столько бюллетеней: не все понимали многоуровневость выборов в регионе. Мы консультировали, сохраняя при этом независимую линию.

   БН: То есть задавали вопросы, на которые вы не имели права отвечать, допустим, за кого проголосовать?

– Да, такие вопросы были. Многие граждане отмечали, что в эту кампанию было очень мало агитационных материалов и мало информации о кандидатах. Люди также не знали, куда идти голосовать.

   Если вернуться к «горячей линии», она круглосуточно работала и во время голосования. Ночью, за эти трое суток поступило всего 4 звонка. В час-два ночи спрашивали, на каком участке проголосовать. Один гражданин позвонил по поводу ошибки в написании фамилии и отказе из-за этого выдать ему бюллетень. Ночью у нас дежурили адвокаты «Адвокатской палаты Кировской области», которые рассказали, что делать.

image-23-09-21-10-57-1.jpeg

   БН: Что фиксировали наблюдатели на участковых избирательных участках?

– С УИКов от общественных наблюдателей поступило порядка 3,5 тысячи сообщений. Во время обучения мы акцентировали внимание наблюдателей на точках, которые необходимо фотографировать, потому что в последующем те могут стать предметом спора. Опломбирована ли урна, отсутствуют ли агитационные материалы, есть ли камеры видеофиксации, сейф для хранения сейф-пакетов… Всю эту информацию нам присылали.

   В целом в дни голосования от наблюдателей поступило 168 сигналов о нарушениях. Подтверждение находили лишь некоторые, но их характер не мог повлиять на ход голосования на конкретном УИКе. Допустим, 19 числа только от общественных активистов поступило порядка 10 обращений. В одном, например, проинформировали о конфликтной ситуации с председателем УИК, который отказывался надеть маску. Выводили УИК на экран, отматывали запись. Смотрим – так и есть, общественный активист в перчатках и маске спорит с председателем комиссии, а тот отказывается надеть маску. Позже председатель маску все же надел. Не считаю это острыми моментами, но такие были.

   Много обращений поступало по поводу видеотрансляции записей с УИКов. Так как для всех это новелла, опыт массового видео-просмотра в таком формате мы проходим впервые, у людей возникали вопросы. Сообщали также, что ночью на УИКе присутствуют посторонние лица, из-за отсутствия освещения не видны урны, сейфы. Подобные факты на ход выборов никак не повлияли. Возьмем для примера 17 заявлений об отсутствии на участках стационарных сейфов для хранения сейф-пакета. Мы по каждому УИКу прошли, заявителям дали ответы: на всех этих участках установлены КОИБы, то есть бюллетени обрабатываются электронно. Согласно постановлению ЦИК, бюллетени из КОИБов не перекладываются, а все три дня в них и остаются, сами КОИБы находятся под камерой. Такой информацией заявители не обладали, поэтому решили поднять тревогу. Мы запросили информацию у областного избиркома об участках, где установлены КОИБы. Их 196, все в областном центре. И все обращения, о которых я сказал, касаются именно этих ТИКов.

   БН: А по поводу обращений о нахождении ночью на участках для голосования неустановленных лиц?

   – Таких поступило 73. По каждому мы тоже провели проверку: садили перед экраном наших волонтеров – студентов Волго-Вятского института МГЮА для просмотра записей. Волонтеры видели движение – призывали наших юристов, чтобы все выяснить. Все эти участки для голосования, по поводу которых поступали обращения, расположены в учебных учреждениях, учреждениях культуры, спортивных объектах. Согласно постановлению ЦИК, их опломбировка не требуется, так как конструктивные особенности помещения не позволяют это сделать. А все так называемые «посторонние люди», как мы выяснили, – ночные сторожа, которые выполняли свои должностные обязанности: совершали внутренний обход охраняемого объекта. Ни к сейфам, ни к урнам для голосования они не подходили, поэтому нарушений не зафиксировано.

   БН: Фейки были?

   – Были. И это, считаю, попытки делегитимизировать выборы в Кировской области, другими словами не назвать. К примеру, в одном из известных пабликов появился информация: на 147 участке якобы за руку пойман председатель комиссии, который пытался вынести под курткой чистые бюллетени. Пост мгновенно получил вирусный характер. Мы сразу сели разбираться, и тут же звонят коллеги из Общественной палаты России: «У вас вброс готовился?» Оперативно связались с наблюдателями 147 УИКа, расположенного в Вятскополянском районе, направили туда мобильную бригаду. Никто не понимает, что происходит: на видео скандал, а наблюдатели с участка говорят, что все спокойно. Нам прислали фото- и видеоматериалы, мы все сверили и поняли, что это совершенно разные участки. Элементарно: высота потолка на нашем 147 УИКе около 10 метров, а на видео – около 3 метров. Это серьезная ситуация, мы ее квалифицируем как попытку фейкового вброса.
 
   БН: Правоохранительные органы этим инцидентом занимаются?

– Мы не стали писать заявление, хотя у моих коллег-юристов такое желание возникло: ситуация вызвала резонанс. Автору паблика написали сообщение с просьбой удалить фейковый пост. Он подтвердил, что снятое видео (или его монтаж) не относится к Кировской области.

  Наши наблюдатели также присылали скриншопы социальных сетей кандидатов в депутаты – три или четыре, в том числе из районов, размещенные 19 сентября с призывом прийти сегодня и проголосовать за них. Мы не успевали им в мессенджеры написать сообщения, чтобы удалили агитационный материал (иначе будем принимать меры), обновляли страницу – постов уже нет. Это недлящиеся правонарушения, которые были мгновенно устранены. Мы на них внимание не акцентировали. Хотя кто-то пытался нас обвинить, что не написали заявление, не зафиксировали и так далее.

  Задача наблюдения – мгновенно устранять возникающие нарушения, способные повлиять на ход голосования. Мы даже на 302 УИК не выезжали. Перед нами не стояла задача попиариться, куда-то выехать, нагнать жути. Зачем, если на участке люди голосуют, комиссия свою работу выполняет. Мы этот УИК потом вывели на отдельный экран. Если речь о каких-то хулиганских действиях –это вопрос правоохранительных органов. Мы должны мгновенно реагировать на возникающие нарушения и дать гражданам в спокойном режиме выразить свою волю и сделать так, чтобы кампания была максимально прозрачной. И очень отрадно, что Кировская область показала хорошую явку – более 45%. Я не связываю это с какой-то мобилизацией, а связываю с тем, что горожане и жители районов осознанно приходили на участки. Те, кто ранее не голосовал, отказывался, сейчас начали участвовать в процессе. Это показатель возросшей осознанности граждан.

    БН: Ряд обращений в правоохранительные органы все же направлен. К примеру, по 302 УИКу. Вы как оцениваете случившееся на участке и что произошло?

  – Кандидат в депутаты схватил заполненные заявления на голосование у членов выездной комиссии, закрылся с ними в машине и вызвал полицию, следственный комитет и ещё много кого. Все приехали, начали разбирательства, председатель комиссии – в шоке... По-моему, только наш штаб сохранил в этой ситуации нейтралитет и воздержался от комментариев, в то время как на «месте событий» представители ряда политических сил и кандидатов пиарились на этой теме. Многие без разбирательства открыто заявили, что готовился вброс бюллетеней.

  Что по итогу имеем? Действия кандидата в депутаты, возможно, будут квалифицироваться как хулиганство. Даже если у него была информация о том, что членами выездной комиссии была нарушена процедура голосования, он не имел права вмешиваться в работу избирательной комиссии. Он должен был вести видеосъемку, вызывать сотрудников полиции, но никак не хватать заполненные заявления граждан и незаконно удерживать их в своей машине. Сейчас в этой ситуации разбирается полиция. И, считаю, избирком принял верное решение – аннулировать результаты конкретно этого выездного голосования, этой урны, чтобы в дальнейшем ни у кого не было возможности на этой теме попиариться и каким-то образом использовать в дискредитирующем выборы русле. Решение избиркома сработало в сторону легитимности и прозрачности выборов в регионе.

  БН: Повторное голосование в таких случаях не предусмотрено?

– Если принимается решение об аннулировании голосования, это делается без права повторного голосования.

  БН: Может ли идти речь о возбуждении уголовного дела?

– Возможно. Насколько мне известно, областная избирательная комиссия намерена квалифицировать эту историю как вмешательство в деятельность избирательной комиссии. И я как юрист полностью поддерживаю Алексея Евгеньевича (Круглова, председателя облизбиркома. -– ред). Окончательное решение примут силовые структуры. Но еще раз пов-торюсь: если гражданин хотел действовать в рамках правого поля, то вел бы себя иначе.

  БН: Бюллетени выездного голосования аннулировали и на 417 УИКе. Там что произошло?

– Когда члены выездной комиссии вернулись с одного из выезда, наши наблюдатели обратили внимание на отсутствие на урне одной пломбы. Как выяснили, в момент выезда была закреплена только одна пломба, вторую забыли и на это не обратили внимание. Ситуация примитивная, но и по этому участку, чтобы избежать спекуляций, было принято решение аннулировать результаты.

  БН: На общий итог эти голоса как-то могли повлиять?

– Нет, потому что в Кировской области проголосовало около 500 тысяч избирателей, аннулированы были около 200 бюллетеней.

  БН: Сколько в целом наблюдателей было задействовано в работе? И не было ли спорных ситуаций между наблюдателями от Общественной палаты и партий?

В общей сложности в кампании было задействовано более 5 тысяч наблюдателей. Нет, спорных ситуаций не возникало, напротив, была взаимоподдержка. С наблюдателями от 5 политических сил, с которыми у нас заключены соглашения о взаимодействии, были совместные списки УИКов. Если мы не могли дозвониться до наших наблюдателей (а среди них, особенно в районах, много возрастных граждан, которые не всегда могут оперативно прислать фото), то связывались с представителями политических партий. Неоднократно обратную связь получали от них.

  БН: Коротко резюмируйте итоги работы Центра.

– При всех этих звонках, обращениях, сообщениях от наблюдателей, зафиксированных нарушениях, совершенно очевидно, что кампания в Кировской области прошла очень спокойно, честно и прозрачно. Сейчас, когда все выдохнули, читаю разные источники, в том числе внутрипартийные. Приятно, что и в них мои слова подтверждаются. И об открытости, честности и прозрачности выборов заявляют не только представители ведущей политической партии, но и некоторые другие политические силы.

Все мы помним предыдущие кампании. В разные годы я принимал участие в работе по выборам в нескольких регионах России. Помню, как жестко умеют включать административный ресурс, у нас в области такого не произошло. Это говорит о том, что у нас на самом деле все было прозрачно.

Судите сами: в Кирове по ряду принципиальных округов – очень важных, в которых находятся серьезные бюджетные организации, имеются заводы, подконтрольные сторонникам представителей правящей партии, – победили представители оппозиционных политических сил. Не нужно быть политтехнологом, чтобы понимать: не был включен тот рычаг, который мог быть включен.
Что касается районов – да, они поддержали партию власти. Это было понятно и очевидно, когда мы ездили с обучающими семинарами по Кировской области. На наших семинарах в районах собирались группы по 50-70 человек, и настрой был виден. В районах преимущественно граждане поддерживают «Единую Россию». Это их выбор и их право.

  БН: При этом все-таки разные районы отдают предпочтение тем или иным партиям?

– Я бы так не делил. У каждой партии своя целевая аудитория. К примеру, Вятскополянский район показал разрыв между КПРФ и ЕР буквально 1-2%. В некоторых районах разрыв между 1 и 2 местом по одномандатным округам составлял по 15-18%. Мне кажется, такие тенденции связаны не только с агитацией, которую партия, штабы и кандидат вели на конкретной территории, но и с качественным составом избирателей. Кто они – представители бюджетной сферы, пенсионеры, молодежь. У нас есть своя социология. Многие результаты, повторюсь, ожидаемы.

IMG_7629.JPG

  БН: По 6 из 9 кировских округов победила оппозиция. На ваш взгляд, почему?

– Считаю, результаты голосования, которые показали кировчане, сигнализируют о кричащем призыве горожан к переменам. Все мы ходит по этому городу. Видим тот же пруд у цирка, который в запущении, а это лицо и центр города. Видим бегающих по улицам крыс, бесконечные серые заборы вдоль дорог. Не решается проблема с ливневками: после каждого дождя кировчане тонут по колено, переходя улицы. К работе коммунальных служб много вопросов. Этот список можно продолжать.

Все всё видят. И власть это понимает. И партия власти это понимает. И горожан это достало, иначе не скажешь.

Почему люди в областном центре так проголосовали? Потому что в городе одни и те же ключевые проблемы не решаются изо дня в день, из месяца в месяц, из года в год. Меняется власть, меняется глава, меняется команда, меняются депутаты, а системные глобальные проблемы города – их по пальцам одной руки можно пересчитать – остаются. Решили бы хотя бы одну острую проблему города, например, вопрос с ливневками, – у горожан сразу же появится уважение к власти. Это все можно сделать, при желании найти средства.
Оскорбительно, когда горожане жалуются на одно и то же, и этот вопрос не решается годами. Теряется вера во что-то хорошее. Теряется вера в институт госуправления. Показательный пример – в Кирове люди отказывались быть наблюдателями. Набор шел очень тяжело. Планировали набирать для обучения группы по 70 человек, приходило по 13-15. Знаю, что такие ситуации возникали и у политических партий, которые набирали людей за достаточно хорошую мотивацию. Люди в Кирове отказывались идти в наблюдатели. Горожане устали. Результаты голосования в городе Кирове – это крик души жителей города. Если желаете – это ультимативное требование решения накопившихся проблем. А в следующем году у нас выборы в Кировскую гордуму. Это будет очень сложная компания для проигравших партий.

  БН: Тогда почему, на ваш взгляд, среди оппозиции в Кирове округа взяли эсеры, а единственный округ в районах – ЛДПР?

– Если говорить про Котельничский округ, считаю, Владимир Костин потрясающе провел свою кампанию, не имея на это серьезных финансовых ресурсов. В этой кампании он отдельный молодец. Жители округа ему поверили, доверились и отдали свои голоса.
Почему в Кирове победили эсеры? В моем понимании, в городе люди голосовали скорее «против», чем «за». «Справедливороссы» вложили в кампанию серьезные финансовые ресурсы на агитационные материалы, листовки, информирование о своей программе. Наверное, у избирателей это отложилось в голове, они на виду и их и поддержали. Считаю, в городе они показали отличный результат, в области нет.

ЛДПР, которые показали потрясающий результат в 2016 году, эти позиции удержать не удалось. Поэтому, конечно, немалую роль в выборе избирателей сыграла возможность агитации и рекламирования своей деятельности – не надо умалять роль финансирования штабов.

  БН: Почему, по-вашему, районы по-прежнему выбирают «ЕР»?

– Вопрос хороший. Мне жители районов отвечали, что доверяют Президенту и поддерживают его курс. Повторюсь, это их право, и я это понимаю. Думаю, внутреннее принятие окружающей их действительности выше уровня их недовольства. Они находятся в рамках зоны комфорта. В конце концов «Единая Россия» выиграла выборы в области и сохранила за собой большинство в новом созыве ОЗС. Я считаю, выиграла в честной и конкурентной борьбе.

  БН: Есть ли вероятность аннулирования итогов выборов в Кировской области?

– Я считаю, что нет. В любом случае подобного рода решения принимает суд. Для этого нужны очень веские основания, доказательства массовых фальсификаций, вбросов, свидетельств нарушения избирательных прав граждан. Все это должно быть подкреплено фото-видеофиксацией, свидетельскими показаниями огромных масс людей. Только тогда это станет основанием для суда признать выборы несостоявшимися. В Кировской области такого даже близко не было. Как я уже говорил, многие кандидаты и партии признали выборы в нашем регионе как одни из самых прозрачных в России. Даже федеральные издания написали, что у нас в регионе прошли одни из самых конкурентных выборов в стране.

  БН: Были ли сигналы о подвозе избирателей?

– Были, даже фотографии с автобусами. Мы выясняли ситуацию. В двух случаях информация не подтвердилась, даже номера транспорта – не нашего регион. В третьем случае оказалось всё очень просто: одна из частных компания предоставила сотрудникам автобус, чтобы быстро съездили, проголосовали и вернулись на работу. Наши наблюдатели подходили к этим избирателям, которых якобы массово привезли. Спрашивали: «Вас заставляют голосовать? Привезли принудительно?» Все говорили, что был организован автобус для удобства сотрудников. Таких сообщений было мало – всего 3, ни одно не подтвердилось.

Все эти три дня мы находились в тесном контакте с уполномоченным по правам человека Галиной Игоревной Бурковой, которая ездила в том числе и в следственные изоляторы и тоже держала руку на пульсе. Там были наблюдатели, которые подтвердили, что волеизъявлению граждан и в таких учреждениях ничего не мешало. Люди говорили, что их ник-то голосовать не заставлял, инструктажей – за кого отдать голос – тоже не проводили. Некоторые открыто рассказывали, за кого проголосовали, и политические партии были совершенно разными.

  БН: Поделитесь вашим мнением по поводу захода в ОЗС двух непарламентских партий?

– Однозначно это хорошо. Появятся новые мнения. У этих политических партий неплохие программы. В числе прочего они придерживаются позиций цифровизации некоторых отраслей, развития экономики, увеличения мер социальной поддержки населения, уменьшения бюрократических процедур. Если будет больше людей, говорящих об этом, доносящих позицию с разных сторон, а не только со стороны правящей партии, – в этом точно ничего плохого нет. Вопрос – насколько эти силы будут эффективными ввиду своего малого количества и представительства в парламенте. Но тот факт, что они будут иметь право и возможность поднимать такие вопросы, говорить о них и не дать о них умолчать – это важно.

  БН: 19 сентября, после закрытия УИКов, в Инженериуме вы мне сказали, что ночью прогнозируете большое число обращений, связанных с сейф-пакетами. Что в итоге?

– Действительно, мы во время подсчета голосов ожидали массовые обращения о том, что сейф-пакет подменен, не соответствует опечатанному ранее и так далее. Готовились массово выводить на экраны видеозаписи, пересматривать. В эту ночь даже усилили штаб волонтерами – пригласили дополнительно 25 наших коллег. Ни одного такого обращения не поступило. Ни одного! Хотя этот вопрос всех волновал с января, тема муссировалась западными СМИ, различными организациями, финансируемыми из-за рубежа. Такие источники прогнозировали подмену сейф-пакетов, спорили об эффективности самой процедуры трехдневного голосования. И тот факт, что вопрос так просто снялся, не может не радовать. Это опять же к теме о том, что бюллетени хранились в безопасности, и к их сохранности ни у кого вопросов не возникло. Ни у кого. Это в целом еще раз подтверждает, что в Кировской области выборы прошли максимально открыто.

 

VK FB TW
оставить комментарий
Спасибо за комментарий! Он будет опубликован после модерации
Текст сообщения
Перетащите файлы
Ничего не найдено
 

Также читайте